Почему российские сайты не будут соответствовать ГОСТу по доступности

Почему российские сайты не будут соответствовать ГОСТу по доступности
Закончив перевод Руководства по обеспечению доступности веб-контента (WCAG) 2.1 на русский язык, захотелось поговорить о языкознании, правоприменении, и поднять вынесенный в заголовок вопрос: почему российские сайты могут соответствовать WCAG, разработанным на его основе стандартам по доступности Евросоюза, США и даже Китая, но не национальному стандарту – ГОСТу?

1 апреля этого года (дата выбрана весьма символичная) вступил в силу ГОСТ Р 52872-2019 «Интернет-ресурсы и другая информация, представленная в электронно-цифровой форме. Приложения для стационарных и мобильных устройств, иные пользовательские интерфейсы. Требования доступности для людей с инвалидностью и других лиц с ограничениями жизнедеятельности», заменивший ГОСТ Р 52872-2012 «Интернет-ресурсы. Требования доступности для инвалидов по зрению».

Ссылка на текст действующего ГОСТа ведет на неофициальную копию в PDF, поскольку официальная ссылка с сайта Росстандарта на текст ГОСТа по доступности ведет на не доступную версию в формате JPG, что явно возбраняется этим же ГОСТом. Л – логика, но я сейчас о другом, а именно: об утверждении «при разработке настоящего стандарта за основу был взят актуальный на этот момент документ Web Content Accessibility Guidelines (WCAG) 2.1», содержащемся в разделе «Введение» недоступного ГОСТа по доступности.

Начнем с того, что вообще такое стандарт. Грубо говоря, это 2х2=4, в километре 1000 метров, а питьевое молоко – «продукт нормальной физиологической секреции молочных желез сельскохозяйственных животных <…> без каких-либо добавлений к этому продукту», все остальное – молокосодержащий продукт.

WCAG – это не стандарт, а рекомендация (именно такой официальный статус носит этот документ): «хорошо, если в вашем километре будет не менее 900 и не более 1100 метров, еще лучше, если 950-1050, а в идеале – ровно 1000, но идеал не всегда достижим». Во WCAG это называется «уровень соответствия», их три: А (удовлетворительно), АА (хорошо) и ААА (отлично). Внимание, вопрос: соответствие какому из этих трех уровней рекомендации является соответствием стандарту – ГОСТу? Об этом никто из авторов не подумал.

Теперь почитаем WCAG, прямо с первого абзаца: «следование Руководству сделает контент более доступным для большего числа людей с различными ограничениями». В то же время название ГОСТа: «Приложения для стационарных и мобильных устройств, иные пользовательские интерфейсы». Хотя во WCAG прямо говорится: «Веб-доступность зависит не только от доступности контента, но и поддержки функций доступности со стороны веб-браузеров и других агентов пользователя. Средства создания контента также играют важную роль в обеспечении веб-доступности. См. обзорные материалы по вопросам совместного функционирования этих компонентов веб-разработки и взаимодействия» и даются отсылки к профильным нормативам по обеспечению доступности интерфейсов UAAG и ATAG.

Но авторы ГОСТ упорствуют в расширении его применения: «в настоящем стандарте требования и рекомендации распространяются не только на доступность веб-контента, но и на доступность любой информации, представленной в электронно-цифровой форме, для взаимодействия с которой используются те же самые или схожие технологии». Еще раз напомню оригинальное название WCAG: «Руководство по обеспечению доступности веб-контента».

Теперь самое веселое – перевод WCAG, который стал ГОСТом, то есть – государственным стандартом, на секундочку. Например, п.3.1.2 ГОСТа дает такое определение термина «активный указатель»: устройство ввода, которое может быть направлено на конкретную точку (точки) на экране, такое как мышь, стилус или палец пользователя.

Оригинал этого определения на английском языке: pointer input – input device that can target a specific coordinate (or set of coordinates) on a screen, such as a mouse, pen, or touch contact.

Отталкиваясь лишь от одного из значений английского слова «device» – «устройство, прибор» – переводчик отнес к ним и человеческий палец, тогда как в оригинале имелось в виду другое значение этого слова – «способ, метод». Таким образом, в исходном тексте (и по контексту WCAG это совершенно очевидно) имелся в виду «метод, способ ввода» информации, а не «устройство ввода». При этом остается неясным, почему в переводе «указатель» стал «активным» и чем обусловлена эта отсебятина.

Упомянутое определение можно было перевести на русский язык, например, следующим образом: ввод указателем – ввод данных или команд путем указания определенных координат на экране, например, с помощью «мыши», стилуса или прикосновения.

Другим примером ошибочного перевода служит перевод термина «alternative for time-based media», названного в п.3.1.4 ГОСТ «альтернативным представлением медиаконтента, ограниченного по времени», и сделанный следующим образом: правильно составленный текстовый комментарий, содержащийся в контенте, синхронизированный с ограниченной по времени видео- или аудиоинформацией и предоставляющий возможность ее интерактивного использования.
Примечание: Программный сценарий (скрипт), используемый для создания синхронизированного медиаконтента, может соответствовать этому определению, если он был скорректирован для точного представления синхронизируемого медиаконтенга после его публикации
.

WCAG дает следующее определение этому термину на английском языке: document including correctly sequenced text descriptions of time-based visual and auditory information and providing a means for achieving the outcomes of any time-based interaction
Note: A screenplay used to create the synchronized media content would meet this definition only if it was corrected to accurately represent the final synchronized media after editing
.

В данном случае неверно переведен целый ряд терминов переврано абсолютно все:

  • time-based media – это не «медиаконтент, ограниченный по времени», а «динамичный медиа-контент», представляемый пользователю не одномоментно, а последовательно, например, аудиовизуальный файл (фильм);
  • correctly sequenced text descriptions – это не «правильно составленный текстовый комментарий <…> синхронизированный с ограниченной по времени видео- или аудиоинформацией», а «текстовое описание в правильной последовательности динамичной визуальной и звуковой информации». Другими словами, это способ предоставить пользователю с ограничениями по зрению или слуху текстовую версию информации, содержащейся в видео- или звуковом формате. При этом во WCAG не указывается, что текстовая альтернатива должна быть синхронизирована с оригинальным медиафайлом, это отсебятина авторов ГОСТа, уточняется лишь, что она должна предоставлять информацию в том же порядке;
  • providing a means for achieving the outcomes of any time-based interaction – это не «предоставляющий возможность ее интерактивного использования», а «предоставляющий средства достижения [того же] результата взаимодействия с динамичным контентом». Например, текстовая альтернатива интерактивному меню (созданному, скажем, на Flash) должна обеспечить ту же возможность пользоваться навигацией по сайту, что и само интерактивное меню;
  • screenplay – это не «программный сценарий (скрипт)», а обычный сценарий, используемый при постановках в театре, кино, на телевидении и т.п. Во WCAG говорится, что текстовой сценарий, например, фильма может использоваться как текстовая альтернатива динамичному медиа-контенту – аудиовизуальному файлу с фильмом, но лишь в том случае, если сценарий точно соответствует итоговому произведению, а не является черновиком, в который при съемках или монтаже были внесены изменения.

Таким образом, определение термина «alternative for time-based media» на русском языке могло бы звучать следующим образом:
альтернатива динамичному медиа-контенту (alternative for time-based media) – документ, включающий текстовое описание в правильной последовательности динамичной визуальной и звуковой информации, и предоставляющий средства достижения результата взаимодействия с динамичным контентом.
Прим: сценарий, использованный для создания синхронизированного медиа-контента, будет соответствовать этому определению, если он будет отредактирован для точного представления полученного в результате медиа-контента.

Это лишь два примера с первой же страницы ГОСТа, а подобного рода грубые ошибки, отсебятина и неточности перевода встречаются буквально в каждом его абзаце.

Тут мне могут возразить, что колхоз ГОСТ – дело добровольное, применять его или нет – решает владелец сайта. Но давайте послушаем мнение органов прокуратуры и судов.

Сыктывкарский городской суд Республики Коми <…> рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Сыктывкарского транспортного прокурора в интересах неопределенного круга лиц к АО «Комиавиатранс» о приведении интернет-ресурса в соответствие с требованиями законодательства о социальной защите инвалидов, установил: <…> вывод об отсутствие дискриминации по признаку инвалидности при использовании интернет-ресурса может быть сделан лишь при соответствии сайтов ГОСТ Р 52872-2012 «Интернет-ресурсы. Требования доступности для инвалидов по зрению» <…> решил: признать незаконным бездействие и обязать АО «Комиавиатранс» привести сайт… в соответствие с требованиями, установленными ГОСТом Р 52872-2012 «Интернет ресурсы. Требования доступности для инвалидов по зрению».

Думаете, это единичный случай? Нет, были и другие решения, по всей стране: Волгоградская область, Тверская область, Москва, далее – везде. Пока мне попадались только дела, связанные с предыдущей редакцией ГОСТа, но сути это не меняет: надзор и суд считают ГОСТ в области доступности сайтов обязательным к применению.

С учетом этого владельцы сайтов оказываются перед «вилами»: просто забить на доступность обеспечить соответствие своих сайтов единому международному нормативу WCAG, либо безграмотному и многократно перевранному ГОСТу. В первом случае торжествует здравый смысл и обеспечивается реальная доступность сайта для инвалидов, во втором – торжествует маразм и формализм, зато отсутствует повод для претензий со стороны органов прокуратуры и судебной системы.

Какой вариант соответствия выберут владельцы сайтов? Я надеюсь тот, который общепринят, для которого существуют многочисленные средства валидации, который поддерживается всеми современными средствами веб-разработки, агентами пользователя и ассистивными технологиями, а не тот, который несколько безграмотных, но амбициозных авторов при попустительстве Росстандарта решили сделать ГОСТом. Но, как уже было сказано выше, есть нюанс…

Обсудить проект
Заполните форму и мы с Вами свяжемся